January 21st, 2010

  • byltyr

"Надыр-Рагим-Оглы, старый крымский чабан" (М. Горький "Песня о соколе")

- А-ала-ах-а-акбар!..- тихо вздыхает Надыр-Рагим-Оглы, старый крымский чабан; высокий, седой, сожженный южным солнцем, сухой и мудрый старик.

<...>

Мы с Рагимом варим уху из только что наловленной рыбы и оба находимся в том настроении, когда все кажется призрачным, одухотворенным, позволяющим проникать в себя, когда на сердце так чисто, легко и нет иных желаний, кроме желания думать.

<...>

Рагим лежит грудью на песке, головой к морю, и вдумчиво смотрит в мутную даль, опершись локтями и положив голову на ладони. Мохнатая баранья шапка съехала ему на затылок, с моря веет свежестью в его высокий лоб, весь в мелких морщинах. Он философствует, не справляясь, слушаю ли я его, точно он говорит с морем:

- Верный богу человек идет в рай. А который не служит богу и пророку? Может, он - вот в этой пене... И те серебряные пятна на воде, может, он же... кто знает?

<...>

Одна из волн игриво вскатывается на берег и, вызывающе шумя, ползет к голове Рагима.

- Куда идешь?.. Пшла!- машет на нее Рагим рукой, и она покорно скатывается обратно в море.

Мне нимало не смешна и не страшна выходка Рагима, одухотворяющего волны. <...>

1895

старый крымский татарин - чабан рассказывает сказку о умирающем соколе и уже. Многие наверное помнят этот рассках Максима Горького еще из школы - ... "безумству храбрых поем мы песню!"