Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

  • byltyr

Среди лесов, унылых и заброшенных


      Среди лесов, унылых и заброшенных,
      Пусть остается хлеб в полях нескошенным!
      Мы ждем гостей незваных и непрошенных,
      Мы ждем гостей!

      Пускай гниют колосья перезрелые!
      Они придут на нивы пожелтелые,
      И не сносить вам, честные и смелые,
      Своих голов!

      Они растопчут нивы золотистые,
      Они разроют кладбище тенистое,
      Потом развяжет их уста нечистые
      Кровавый хмель!

      Они ворвутся в избы почернелые,
      Зажгут пожар — хмельные, озверелые...
      Не остановят их седины старца белые,
      Ни детский плач!

      Среди лесов, унылых и заброшенных,
      Мы оставляем хлеб в полях нескошенным.
      Мы ждем гостей незваных и непрошенных,
      Своих детей!

Осип Мандельштам. 1906
  • byltyr

Май. Шаламов В.Т.

Золото всю войну мыли лотками – старательской добычей, ранее запрещенной на приисках. Раньше лотком мог мыть только промывальщик из службы разведки. Суточный план давался до войны в кубометрах грунта, а во время войны – в граммах металла.

Однорукий лоточник ловко нагребал грунт на лоток скребком и, намыв воды, осторожно встряхивал лоток над ручьем, сбывая в ручей размытый в лотке камень. На дне лотка, когда сбегала вода, оставалась золотая крупинка, и, положив лоток на землю, рабочий ногтем поддевал крупинку и переносил ее на клочок бумаги. Бумага складывалась, как аптечный порошок. Целая бригада одноруких саморубов зимой и летом «мыла» золото. И сдавала крупинки металла, зернышки золота в приисковую кассу. За это одноруких кормили.

Следователь Иван Васильевич Ефремов поймал таинственного убийцу, которого искали больше недели. Неделю назад в избушке геологоразведчиков, километрах в восьми от поселка, были зарублены топором четыре взрывника. Украдены были хлеб и махорка, деньги не найдены. Прошла неделя, и в рабочей столовой татарин из плотничьей бригады Русланова выменял вареную рыбу на щепотку махорки. Махорки на прииске не было с начала войны – привозили «аммонал», зеленый самосад невероятной крепости, пытались выращивать табак. Махорка была только у вольняшек. Татарин был арестован и во всем признался и даже показал место в лесу, куда он закинул в снег окровавленный топор. Ивану Васильевичу Ефремову выходила большая награда.

Случилось так, что Андреев был соседом по нарам этого татарина – самого обыкновенного голодного парнишки, «фитиля». Арестовали и Андреева. Через две недели его выпустили, – за это время было много новостей – Колька Жуков зарубил ненавистного бригадира Королева. Этот бригадир бил Андреева ежедневно на глазах у всей бригады, бил беззлобно, не спеша, и Андреев боялся его.


читать полностью: Май. 1959
Шаламов В.Т. Собрание сочинений в четырех томах. Т.1. - М.: Художественная литература, Вагриус, 1998. - С. 513 - 519
  • byltyr

Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк "Озорник"

А дым над башкирской деревней продолжал подниматься тоненькой синею струйкой, точно кто курил трубку. Спирька опять занялся вопросом, что это могло значить. Во всяком случае, нужно было идти и обследовать все дело на месте. Спирьке даже начинало казаться, что как будто пахло вкусной маханиной*. Потихоньку от своих Спирька любил поесть кобылятины с башкирами. Что же, такие же люди, хоть и живут по своему закону. Другой башкир получше будет русского, даром что кобылятник.
______________
* Маханина -- вареное лошадиное мясо. (Прим. Д.Н.Мамина-Сибиряка.)

-- Нечего делать, надо будет идти... -- решил наконец Спирька.
Он накинул на одно плечо рваный татарский бешмет и вышел. До Кульмяковой было битых версты три, но расстояние для Спирьки не служило препятствием. Впрочем, выходя, он посмотрел на пустой двор, напрасно отыскивая своего "живота" -- способнее бы верхом в Кульмякову-то прокатить! -- но умудренный голодом конь "воспитывался" где-то на весенних зеленях. Обругав лукавого "живота", Спирька побрел пешком. Ему пришлось идти по той же дороге, по которой только что прошла Дунька, и это казалось Спирьке обидным. Чего уж хорошего, когда баба дорогу перешла.
-- Ах, ты... -- ругался Спирька. -- Не стало ей время.
Он шагал по грязи, закинув бешмет на спину. Небольшого роста, плечистый и жилистый, Спирька был в самой поре. Кудлатая голова глядела суровыми темными глазами. Обличье у Спирьки было уже не расейское, а с явными признаками сибирской помеси: борода была маловата, скулы приподняты, лицо как будто сплюснутое. И ходил он не по-расейски на своих выгнутых ногах, как настоящий кавалерист. На Южном Урале попадаются часто такие типы, как результат далекого умыканья первыми русскими насельниками татарских "женок" из недалекой степи. Народ собрался сюда со всех сторон, и недостаток в своей бабе чувствовался долго.

Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк "Озорник". Рассказ
  • byltyr

Цитаты о татарах в повести М.Горького "Хозяин"

...Играл ветер-позёмок, вздымая сухой серый снег, по двору метались клочья сена, ленты мочала, среди двора стоял круглый, пухлый человек в длинной - до пят – холщовой татарской рубахе и в глубоких резиновых галошах на босую ногу.

А Пашка, разгораясь, кричит:

- Крендельная, хлебопекарня, булочная, сушечная - оборотись-ка с этим без записи! Одного кренделя мордве да татарам в уезды за зиму он продаёт боле пяти тысяч пуд, да семеро разносчиков в городе обязаны им каждый день продать по два пуда кренделей и сушек первого сорта - видал?

Цыган не ответил, а Кузин, взглянув в угол, сердито сказал мальчикам:

- Дьяволята, - вам бы освободить образ-то божий от грязи! Экая татарва...

А однажды боров вырвался на улицу и мы, шестеро парней, два часа бегали за ним по городу, пока прохожий татарин не подбил свинье передние ноги палкой, после чего мы должны были тащить животное домой на рогоже, к великой забаве жителей. Татары, покачивая головами, презрительно отплёвывались, русские живо образовывали вокруг нас толпу провожатых, - чёрненький, ловкий студентик, сняв фуражку, сочувственно и громко спросил Артёма, указывая глазами на верещавшую свинью: ...

Раз и два обошёл их, всё ускоряя шаги, и вдруг как-то сорвался с места, побежал кругами, подскакивая, сжав кулаки, тыкая ими в воздух. Полы шубы били его по ногам, он спотыкался, чуть не падал, останавливаясь, встряхивал головою и тихонько выл. Наконец он, - тоже как-то сразу, точно у него подломились ноги, - опустился на корточки и, точно татарин на молитве, стал отирать ладонями лицо.

Бубенчик тяжко вздохнул и снова прилёг рядом со мною; тёрся горячей щекой о мою руку и говорил:

- Силища у него была - беда, какая! Двупудовой гирей два десятка раз без передыху крестился. А дела - нету, земли - маленько, вовсе мало... и не знай сколько! Просто – жрать нечего, ходи в кусочки. Я, маленький, и ходил по татарам, у нас там всё татара живут, добрые Татара, такие, что - на! Они - все такие. А отцу - чего делать? Вот и начал он лошадей воровать... жалко ему было нас...

По обыкновению он был одет в татарскую рубаху, и она делала его похожим на старую бабу.

Он искоса взглянул на меня и поучительно сказал:

- И мы - казанские - окромя татар - русские, и сибирские - русские. А это про кого написано?

- Ты же сам говоришь, что бог - для всех один?

- Ну, да! Только - люди разные и подправляют его к своим надобностям... татаре, напримерно, мордва... Вот он где, грех-то!

- Видишь ты: думал я, что быть мне колдуном, - очень душа моя тянулась к этому. У меня и дед с материной стороны колдун был и дядя отцов - тоже. Дядя этот - в нашей стороне - знаменитейший ведун и знахарь, пчеляк тоже редкий, - по всей губернии его слава известна, его даже и татаре, и черемисы, чуваши - все признают. Ему уж далеко за сто лет, а он годов семь тому назад взял девку, сироту-татарку, - дети пошли. Жениться ему нельзя уж – трижды венчался.

Однажды, когда Егор чистил лошадь, незадолго перед тем укусившую ему плечо, я сказал, что хорошо бы этого злого зверя продать татарам на живодёрню, - Егор выпрямился и, прицеливаясь в голову мне тяжёлой скребницей, закричал:

- Уди-и!
  • byltyr

У, татарская Русь, самодурство да барство! (Олег Чухонцев)


У, татарская Русь,
самодурство да барство!
Я ли спицей сорвусь
с колеса государства?
 

            Надо б и нам черноморской килькой свой осквернить язык,
мадеры выпить на берегу, скинувшись с первым встречным,
или с татарином здешним, полою обмахивающим шашлык,
знакомые косточки перемыть и помолчать о вечном.
(1996)

Не угождать. Себе дороже.
Мы суше стали, но и строже,
и пристальней наш поздний свет.
Сойдемся жить и чай заварим,
а постучит какой татарин: –
Вы обознались. Ваших нет.
(1976)

Но по рукам, по напряженной позе
я с ясностью увидел, что он думал
и даже чтo он думал (мысль была
отчетлива, вещественна, подробна
и зрима так, как если бы он был
индуктором, а я реципиентом,
и каждый оттиск на листе сознанья
был впечатляющ): баржи затопить
цыплят разделать и поставить в уксус
разбить оппортунистов из костей
и головы бараньей сделать хаши
сактировать любимчика купить
цицматы и лаваш устроить чистку
напротив бани выселить татар
из Крыма
надоели Дон и Волгу
соединить каналом настоять
к женитьбе сына чачу на тархуне
(1972)
 

кино, фильм, тюбетейка
  • tubetey

подозреваемые в убийстве татары-мясники в повести "Декоратор" (Борис Акунин)

<...>
— Стало быть, смотрим. Вторничная Андреичкина найдена вот здесь, на Селезневской. Сегодняшняя девчонка — у Ново-Тихвинского переезда, вот здесь. От одного места преступления до другого не более версты. До Выползовской татарской слободы столько же.

— Причем здесь татарская слобода? — спросил Тюльпанов.
<...>
— А теперь и про мой план. — он снова подошел к карте. — Стало быть, мы имеем два очага. Первые два трупа обнаружены вот здесь, два последних — вот здесь. Чем объясняется смена места деятельности преступника, нам неизвестно. Может быть, он рассудил, что в северной части Москвы душегубствовать удобнее, чем в центральной: пустыри, кустарники, меньше домов. На всякий случай я беру на подозрение всех мясников, проживающих в обоих интересующих нас местностях. У меня уж и список есть. — Следователь достал листок, положил на стол перед Анисием. — Всего их тут семнадцать человек. Обратите внимание на тех, кто помечен шестиконечной звездой или полумесяцем. Вот тут, в Выползове, татарская слобода. У татарвы свои собственные мясники, сущие разбойники. Напоминаю, что до сарая, где нашли Андреичкину, от слободы менее версты. До железнодорожного переезда, где обнаружен труп девчонки без лица, столько же. А здесь, — длинный палец переместился по карте, — в непосредственной близости от Трехсвятского и Свиньинского — синагога. При ней — резники, этакие пакостные жидовские мясники, что скотину по ихнему варварскому обычаю умерщвляют. Никогда не видели, как это делается? Очень похоже на работу нашего приятеля. Чуете, Тюльпанов, чем дело пахнет?
<...>
— Из семнадцати интересующих нас мясников четверо татары и трое жиды. Они — на подозрении первые. Но чтобы избежать упреков в предвзятости, я арестую всех. И поработаю с ними как следует. Слава Богу, опыт имеется. — он хищно улыбнулся и потер руки. — Стало быть, так. Перво-наперво нехристей солонинкой покормлю, ибо православный пост им не указ. Свинину они жрать не станут, так я говядинкой велю попотчевать, мы чужие обычаи уважаем. Православных — тех селедочкой угощу. Пить не дам. Спать тоже. Ночку посидят, повоют, а с утра, чтоб не заскучали, буду по очереди вызывать, и мои ребята их «колбаской» поучат. Знаете, что такое «колбаска»?
<...>
— Предусмотрел и это. Конечно, неавантажно выйдет, ежели мы сейчас какого-нибудь Мойшу или Абдулку вздернем, а месяца этак через три полиция снова потрошеную шлюху обнаружит. Случай особенный, переходящий в разряд государственных преступлений. Шутка ли — сорван высочайший приезд! Потому и меры допустимы чрезвычайные.  — Ижицын сжал кулак так, что хрустнули суставы. — Один пойдет на виселицу, а остальные шестнадцать поедут по этапу. В административном порядке, безо всякой огласки. В места холодные, безлюдные, где и резать-то особенно некого. А полиция еще и будет там за ними приглядывать.
<...>
— Сухаревка тоже годится, — сообразил Анисий. — Это от татарской слободы в Выползове десять минут ходу!

— Так, Тюльпанов, стоп. — Шеф и в самом деле остановился. — При чем здесь т-татарская слобода?
<...>
http://www.akunin.ru/knigi/fandorin/erast/dekorator/glava6/ 


  • byltyr

О питании татар в романе "Господа Головлевы" (М.Е. Салтыков-Щедрин)


"... Подают другое кушанье: ветчину с горошком. Иудушка пользуется этим случаем, чтоб возобновить прерванный разговор.

— Вот жиды этого кушанья не едят, — говорит он.

— Жиды — пакостники, — отзывается отец благочинный, — их за это свиным ухом дразнят.

— Однако ж, вот и татары... Какая-нибудь причина этому да есть...

И татары тоже пакостники — вот и причина.

Мы конины не едим, а татары — свининой брезгают. Вот в Париже, сказывают, крыс во время осады ели.

— Ну, те — французы!

Таким образом идет весь обед. ...."

отрывок из  "По-родственному"  роман " Господа Головлевы"  (М.Е. Салтыков-Щедрин)  - http://www.rvb.ru/saltykov-shchedrin/01text/vol_13/01text/0379.htm


кино, фильм, тюбетейка
  • tubetey

Алексей Остудин "Эвтерпа"

 
“Заходи в чайхана, ханум,
залезай дастархан в тени.
Я тебе пиринес халву,
я халва не писал в мени.
Не смотри на соседний двер.
Хочишь плов на лепешка – пей!
Мой собак, коктебультерьер,
не кусайса моя гостей...”

От Рахима герла бежит,
ускользая легко бедром,
пусть пока не совсем Бриджит,
но под вечер почти Бардо!
“Вах!” – татарин поет вослед.
“Оце баба!” – трубит хохол.
Слушай, девочка, на обед
я тебя не туда привел...
Мы литфондовский общепит
навестим, это метров сто.
Здесь питался Андрей Упит,
уплетала омлет Барто.
Помнишь, мячик в реке тонул?
До сих пор на плаву, пся крев!
В этом море полно акул –
захватила защитный крем?
Чтобы рядом с тобою быть,
две недели упорно “пас”...
По-собачьи пытаюсь плыть,
ну а ты перешла на брасс.
Загорелая, не из муз –
как там Харьковский политех?
Разгони этих злых медуз,
прекрати свой дурацкий смех!
 
 

Алексей Остудин - родился в 1962 году в Казани. Окончил Высшие литературные курсы при Литературном институте, возглавляет издательство “Норма”. Живет в Казани. Автор шести книг, публиковался в журналах “Новый мир”, “Студенческий меридиан”, “Шо” и альманахе “Истоки”. Лауреат премии А.М. Горького (2007).

Опубликовано в журнале «Октябрь» 2008, №10 magazines.russ.ru/october/2008/10/mi22.html
dream

Л. Н. Толстой. "Анна Каренина"

Татары встречаются не в одном эпизоде.

Сцена в гостинице.
Когда Левин вошел с Облонским в гостиницу, он не мог не заметить
некоторой особенности выражения, как бы сдержанного сияния, на лице и во
всей фигуре Степана Аркадьича. Облонский снял пальто и в шляпе набекрень
прошел в столовую, отдавая приказания липнувшим к нему татарам во фраках и с
салфетками. Кланяясь направо и налево нашедшимся и тут, как везде, радостно
встречавшим его знакомым, он подошел к буфету, закусил водку рыбкой и что-то
такое сказал раскрашенной, в ленточках, кружевах и завитушках француженке,
сидевшей за конторкой, что даже эта француженка искренно засмеялась.
***
И татарин с развевающимися фалдами над широким тазом побежал и через
пять минут влетел с блюдом открытых на перламутровых раковинах устриц и с
бутылкой между пальцами.

****
Кучер Карениной тоже был татарином.
Старый, толстый татарин, кучер Карениной, в глянцевом кожане, с трудом
удерживал прозябшего левого серого, взвивавшегося у подъезда. Лакей стоял,
отворив дверцу. Швейцар стоял, держа наружную дверь.Анна Аркадьевна
отцепляла маленькою быстрою рукой кружева рукава от крючка шубки и, нагнувши
голову, слушала с восхищением, что говорил, провожая ее, Вронский.