Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

  • byltyr

Татарин в далекой Карелии защищает свой дом. (Лоскутная армия. Илья Эренбург)

...
Великая сила ведет нас в бой против захватчиков: мы отстаиваем нашу родину. Дружба народов у нас не вывеска, а живое горячее чувство. Татарин в далекой Карелии защищает свой дом. Под Новгородом украинец борется за Киев. Не насилье связало в одно народы России — любовь. Мы вместе много пережили, вместе изведали горе и счастье. Какой русский не вспомнит с восторгом вершины Кавказа? Какой грузин не посмотрит благоговейно на гранит нашей Северной Пальмиры? Какой украинец не скажет горделиво: «Моя земля — от Белого моря до Черного, от Карпат до Тихого океана»?

В германской армии много танков и много минометов, но нет в ней сердца, это армия-автомат. Рабы наняли других рабов, и рабы говорят рабам: «Умирайте за Гитлера. Мы дадим вам краденый хлеб. Мы дадим вам чужие города. Мы дадим вам сто марок, тысячу франков, десять тысяч лей». И в ответ подымается в нашем сердце лютая ненависть: как они смели привести к нам этих золоторотцев Европы, этих вшивых сутенеров, этих международных шулеров? На нашей земле пасутся презренные наемники, едят наш хлеб, оскверняют наших девушек. Этого не стерпит советский народ.


22 апреля 1942 г.

Лоскутная армия. Илья Эренбург.
  • byltyr

главы девятнадцатой повести Н. С. Лескова «Очарованный странник»

Тем и покончили, и отвезли они меня в другой город, и сдали меня там вместо сына в рекруты, и дали мне на дорогу монетою двадцать пять рублей, а еще обещались во всю жизнь помогать. Я эти деньги, что от них взял, двадцать пять рублей, сейчас положил в бедный монастырь — вклад за Грушину душу, а сам стал начальство просить, чтобы на Кавказ меня определять, где я могу скорее за веру умереть. Так и сделалось, и я пробыл на Кавказе более пятнадцати лет и никому не открывал ни настоящего своего имени, ни звания, а все назывался Петр Сердюков и только на Иванов день богу за себя молил, через Предтечу-ангела. И позабыл уже я сам про все мое прежнее бытие и звание, и дослуживаю таким манером последний год, как вдруг на самый на Иванов день были мы в погоне за татарами, а те напаскудили и ушли за реку Койсу. Тех Койс в том месте несколько: которая течет по Андии, так и зовется андийская, которая по Аварии — зовется аварийская Койса, а то корикумуйская и кузикумуйская, и все они сливаются, и от сливу их зачинается Сулак-река. Но все они и по себе сами быстры и холодны, особливо андийская, за которую татарва ушли. Много мы их тут без счету этих татаров побили, но кои переправились за Койсу,— те сели на том берегу за камнями, и чуть мы покажемся, они в нас палят. Но палят с такою сноровкою, что даром огня не тратят, а берегут зелье на верный вред, потому что знают, что у нас снаряду не в пример больше ихнего, и так они нам вредно чинят, что стоим мы все у них в виду, они, шельмы, ни разу в нас и не пукнут. Полковник у нас был отважной души и любил из себя Суворова представлять, все, бывало, «помилуй бог» говорил и своим примером отвагу давал. Так он и тут сел на бережку, а ноги разул и но колени в эту холоднищую воду опустил, а сам хвалится:
Collapse )
  • byltyr

Белла Ахмадулина о соборе Василия Блаженного

ВОСПОМИНАНИЕ
 
Мне говорят: который год
в твоем дому идет ремонт,
и, говорят, спешит народ
взглянуть на бодрый ход работ.

Какая вновь взята Казань
и в честь каких побед и ран
встает мучительный глазам
цветастый азиатский храм?
Неужто столько мастеров
ты утруждаешь лишь затем,
созвав их из чужих сторон,
чтоб тень мою свести со стен?

Да не любезничай, чудак!
Ату ее, гони взашей -
из вечной нежности собак,
из краткой памяти вещей!

Не надо храма на крови!
Тень кротко прянет за карниз -
а ты ей лакомство скорми,
которым угощают крыс.

<...>

http://thelib.ru/books/ahmadulina_bella/sbornik_stihov-read.html
  • byltyr

поэма А.С. Пушкина "Бахчисарайский фонтан"

Бахчисарайский фонтан

Многие, так же как и я, посещали сей фонтан; но иных уже нет, другие странствуют далече.
Сади

        Гирей сидел потупя взор;
        Янтарь в устах его дымился;
        Безмолвно раболепный двор
        Вкруг хана грозного теснился.
        Всё было тихо во дворце;
        Благоговея, все читали
        Приметы гнева и печали
        На сумрачном его лице.
        Но повелитель горделивый
        Махнул рукой нетерпеливой:
        И все, склонившись, идут вон.

        Один в своих чертогах он;
        Свободней грудь его вздыхает,
        Живее строгое чело
        Волненье сердца выражает.
        Так бурны тучи отражает
        Залива зыбкое стекло.

        Что движет гордою душою?
        Какою мыслью занят он?
        На Русь ли вновь идет войною,
        Несет ли Польше свой закон,
        Горит ли местию кровавой,
        Открыл ли в войске заговор,
        Страшится ли народов гор,
        Иль козней Генуи лукавой?
        Collapse )
  • byltyr

"Что-то лопочет татарин" (Марина Цветаева)

      ДЕТСКИЙ ЮГ

      В каждом случайном объятьи
      Я вспоминаю ее,
      Детское сердце мое,
      Девочку в розовом платье.

      Где-то в горах огоньки,
      (Видно, душа над могилой).
      Синие глазки у милой
      И до плечей завитки.

      Облаком пар из пекарен,
      Воздух удушливый прян,
      Где-то рокочет фонтан,
      Что-то лопочет татарин.

      Жмутся к холодной щеке
      Похолодевшие губки;
      Нежные ручки так хрупки
      В похолодевшей руке...

      В чьей опьяненном объятии
      Ты обрела забытье,
      Лучшее сердце мое,
      Девочка в розовом платье.


Гурзуф, Генуэзская крепость.
апрель 1911