Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

  • byltyr

Швейк и татары (из Ярослава Гашека)

Хотя конечно это не из русской литературы, но тем не менее отрывок показался весьма интересным для меня.

Ярослав Гашек. Похождения, бравого солдата Швейка. Часть 4

Глава I. ШВЕЙК В ЭШЕЛОНЕ ПЛЕННЫХ РУССКИХ
<...>

Пленный русский, которому Швейк рассказывал эту историю, недоумевающе смотрел на него, и было ясно, что из всей речи он не понял ни слова.


-- Не понимат, я крымский татарин. Аллах ахпер.


Татарин сел на землю и, скрестив ноги и сложив руки на груди, начал молиться: "Аллах ахпер -- аллах ахпер -- безмила -- арахман -- арахим -- малинкин мустафир".


-- Так ты, выходит, татарин? -- с сочувствием протянул Швейк.-- Тебе повезло. Раз ты татарин, то должен понимать меня, а я тебя. Гм! Знаешь Ярослава из Штернберга? Даже имени такого не слыхал, татарское отродье? Тот вам наложил у Гостина по первое число. Вы, татарва, тогда улепетывали с Моравы во все лопатки. Видно, в ваших школах этому не учат, а у нас учат. Знаешь Гостинскую божью матерь? Ясно, не знаешь. Она тоже была при этом. Да все равно теперь вас, татарву, в плену всех окрестят!
Collapse )

  • byltyr

В общем хрень полная, типа юмор

На прошлой рабочей неделе у меня сломался компьютер. Чинят уже неделю. Переделав все свои дела, которые можно делать без компьютера, взялся просматривать старые журналы, самым неведомым образом оказавшиеся в офисе. И в литературном журнале «Нева» издававшемся в Петербурге (а может и до сих пор издается) нашел интересные, на мой взгляд, заметки.

«Нева» №3/1992 Александр Зиновьев. Катастройка. Повесть о перестройке в Партграде. На стр.154 главы «Писаная история Партграда»:

....
Во время татаро-монгольского нашествия монголы (или татары?) обошли Партградскую область стороной. Только один раз отряд монголо-татар показался на том берегу речки, отделявшей не столько Партград от внешнего мира, сколько внешний мир от Партграда. Жители города открыли ворота (это — фигуральное выражение, так как никаких ворот в городе вообще не было), дружно наложили в штаны (тоже фигуральное выражение, так как жители Партграда тогда еще не носили штанов) и вынесли огромного размера хлеб-соль, приготовившись к безоговорочной капитуляции. Но татаро-монголы, устрашившись зловония, исходившего из города, и приняв хлеб-соль за троянского коня, ускакали прочь. В результате Партградскому князю Пустославу пришлось целый год обивать пороги в Золотой Орде с просьбой принять дань от области. Говорят, что именно тогда возникла исконно русская идея выплачивать пятилетнюю дань в четыре года. Выражение «обивать пороги» употреблено здесь исключительно из эстетических соображений, так как у татар и монгол никаких порогов вообще не было.
....


«Нева» №4/1992. Михаил Федотов. Иерусалимские хроники. На стр. 52 главы шестнадцатой «Евреи в СССР», или котлеты по-киевски:
...
И, конечно, чем лучше и известнее был сионист, тем больше он получал таких фирменных посылок, и плохие сионисты испытывали естественное чувство зависти! Но если в этот день никаких иностранцев в поле зрения не было, то плохие сионисты, посовещавшись, отправлялись в «Тройку» или в финскую баню (сауну), где у сионистки Гуляевой муж работал банщиком. Надо сказать, что сама эта сионистка была очень известной в Октябрьском районе спекулянткой и ехать никуда не хотела, а ее муж, дядя Валера, который по национальности был татарином, собирался ехать в Америку. По статистике в Ленинграде какое-то невероятное количество татар. Это город русских татар, и ничего плохого я в этом не усматриваю! Часть из них работает дворниками и часть — банщиками. Это их наследственные профессии. От западносибирского ханства большинство банщиков оторваны довольно давно, но многие из них до сих пор придерживаются мусульманской традиции. А у Гуляевых были две общие дочки Аллочка и Ирочка, и еще была старшая дочка Сонька, от первой жены Гуляева, которой он в свое время дал татарский «гет» и отправил ее с глаз долой к родителям в татарскую деревню. Но саму Соньку он подверг ритуальному татарскому обрезанию, произведенному за некоторую мзду профессиональным моэлем Бронфманом, который в основном обрезал хороших сионистов, но и с татар тоже имел некоторый дополнительный приработок. Сонька этой операции ни чуточки не стеснялась и сидела потом за проституцию, а сейчас живет где-то на Малой Охте, точного адреса я не помню. Пока Сонька была в лагере под Петрозаводском, ее сын болтался в основном у какого-то старшего банщика, основателя их рода, который воспитывал его в самом татарском духе, так что дяде Валере приходилось покупать для внука на Сенном рынке свежую конину, и он ее по нескольку часов варил, пока Изабелла их от этого не отучила. Потому что вкус конины действительно безобразный, и она на пятьдесят копеек дороже, чем говядина. Пятьдесят копеек для плохого сиониста, у которого нет накопительской жилки, это целых две кружки пива!
....